• 16 Мая 2019

Судебная экспертиза по «медицинским» искам

Как правило, параллельно с проведением доследственных проверок или расследования уголовных дел о ятрогенных преступлениях, потерпевшие подают гражданские иски, где ответчиками выступают медицинские учреждения, частные клиники и должностные лица системы здравоохранения.
Отметим, что основной проблемой истцов по так называемым «медицинским» искам, связанным с врачебными ошибками или нарушением стандартов медицинской помощи является корпоративность системы здравоохранения, когда судебные медики, проводящие СМЭ, поддерживают своих коллег и всячески пытаются завуалировать или вовсе «не увидеть» нарушений, приведших к тяжким последствиям.
Анализ заключений СМЭ, которые были предметом исследований нашими экспертами по вопросам врачебных ошибок или нарушений стандартов оказания медицинской помощи, свидетельствует о том, что государственные судмедэксперты часто дают предположительные, «мягкие» выводы о возможных нарушениях допущенных врачами, крайне редко устанавливают прямую причинно-следственную связь между действием (бездействием) врача и наступившими для пациента последствиями, особенно, когда эту связь действительно сложно установить, исходя из специфики диагноза, течения болезни и особенностей состояния больного.
Наоборот, для истцов определяющими факторами выбора независимых частных экспертных организаций, является то, что частные экспертные организации, не связаны с государственными судебно-медицинскими экспертизами (СМЭ) и учебными заведениями системы Минздрава и, при этом, обладают профильными специалистами в области судебной медицины.
Еще один довод, который используют гражданские суды при назначении СМЭ (даже не смотря на более длительные сроки судебной экспертизы) – это нахождение частной организации не в городе, где рассматривается иск, что обеспечивает невмешательство в процесс проведения экспертизы, практически исключает давление на экспертов и их заинтересованность в исходе дела.
Приведем несколько примеров.
Так, по одному из исков, связанному со смертью пациентки в частной клинике при проведении операции по липосакции, суд назначил СМЭ в государственное Бюро СМЭ этого же города. Очевидно, что врачи частной клиники и судебные медики Бюро знали друг друга, если и не напрямую, то через медицинскую академию, где и те и другие повышают квалификацию. Обобщенный итог судебной экспертизы – вина врачей не установлена, пациентка умерла в результате осложнений состояния здоровья.
Истцы обратились в СМЭ в другом городе и попросили выполнить независимую экспертизу по документам, итог – установлена прямая вина врачей: по количеству следов от инъекций на теле, было установлено количество введенных препаратов, которое было меньше положенного, в крови обнаружен химический состав ни тех препаратов, которые вводились согласно медицинской карте (вводились дешевые и некачественные, а в карте были указаны дорогие импортные), были установлены и другие нарушения.
По другому иску, по факту смерти пациентки во время участия в клинических испытаниях медицинского препарата от рака, судья назначила экспертизу в государственное Бюро СМЭ этого же города.
При этом, руководитель Бюро включил в состав экспертной комиссии врача, которая и руководила клиническими испытаниями экспериментального препарата, в больнице, где умерла пациентка. Очевидно, что вывод комиссии экспертов, где единственным онкологом была именно эта врач, был в установленном отсутствие причинно-следственной связи между приемом препарата и смертью пациентки.
Есть и положительные примеры.
Так, в связи со смертью двухмесячного ребёнка, истица обратилась в суд с иском к четырем медицинским учреждениям города, параллельно следственной комитет начал доследственную проверку по факту смерти ребенка.
Суд исходил из того, что частная экспертная организация из другого города проведет более объективную судебную экспертизу, и назначил проведение комиссионного исследования в другом городе.
В результате проведенной нашим Бюро судебно-медицинской экспертизы были установлены нарушения врачами стандартов оказания медицинской помощи ребенку и удовлетворены исковые требования истицы к медицинским учреждениям.